Объект а

Материал из raumanalysis
Перейти к навигации Перейти к поиску

1-34

Объект «а» как следствие противоречий («амфиболитов») означающего; фигура а-значающего. Внутритеоретические истоки понятия: метонимический объект и стадия зеркала

В прошлом году мы исследовали понятие означающего в психоанализе Лакана. Структурная определенность означающего раскрылась в форме противоположных положений, сторон этого понятия*: отчуждает/определяет субъекта; не имеет истории/имеет логическую историю; безосновно/основано в Эдиповом комплексе; является средством наслаждения/запрещает наслаждение; вмещает объект/не вмещает объект. Другими словами, Лакан заметил, что означающее выполняет конструктивную функцию, но вместе с тем содержит в себе стороны своего собственного отрицания, уничтожения. Таким образом, Лакан, как бы он ни определял структурно предмет, метод и субъект психоанализа (которыми являются, соответственно, означающие речи субъекта, метод свободных ассоциаций и субъект означающего, бессознательного), он везде находил невозможность решения проблемы субъекта, истории, основания, наслаждения и объекта. Двойственные образования означающего были названо нами амфиболитами означающего, то есть, противоречивыми сторонами его структуры. В конце концов, Лакан после V семинара разочаровывается в означающем, стремясь расшатать жесткую структуру его функционирования. Он высказывает мысли о том, что у Другого нет Другого (то есть, нет такого означающего, которое бы сообщило истинность, смысл всем другим означающим), что в создании новых, бессмысленных означающих возможен jouissance (преодоление принципа удовольствия и выход за кастрирующую функцию означающего), что назвал Лакан «функцией свободы» и пр. Таким образом, Лакан отмечает кризис концептуализации основ психоанализа: его метода, предмета и субъекта. С точки зрения метода, означающее может приводить не только к Эдипову комплексу, но и к бессмысленности означающего, уничтожающих Другого; с точки зрения предмета, означающее может иметь свой предмет (означаемое), но при этом отсылать к другим предметам, не доступным означающему; с точки зрения субъекта, означающее является единственным представителем, но при этом субъект это «жертва» означающего.

Итак, Лакан поставил себе задачу преодоления амфиболитов означающего задолго до начала нашего третьего года семинара. Уже в прошлом году можно было наблюдать, как Лакан старается раскрепостить означающее от неминуемых теоретических связей его со значением, смыслом, структурой. Он изобретает «функцию свободы», говорит о «несуществовании Другого» и пр., но для разрыва с означающим необходимо было проделать дополнительную работу. Однако при этом нельзя было выйти за пределы символического. В противном случае, лакановский психоанализ превратился бы в арт-терапию или юнгианство. Лакан, нужно предполагать, поставил себе задачу выйти за пределы структурализма означающего, но при этом не покинув символическое. У Лакана возникла идея синтетического понятия означающего не как концепта по существу (потому что в нем сохраняются и воспроизводятся антиномии), но при этом и не совсем художественного перцепта (потому что в нем господствует воображаемое, а не символическое). В этом новом квази-концепте, квази-перцепте должна была быть сохранена конструктивная составляющая означающего вместе со всем тем инобытием, которое подтачивало его существование изнутри, делая его неразрешимым амфиболитом. Точнее, в новообразовании эти стороны должны были стать непрерывным синтетическим «целым». «а» – это означающее невозможности (противоречивости, амфиболитности) означающего. В фигуре амфиболита означающее, стало быть, превращается в «а».

Итак, Лакан называет это новообразование – «а»; и здесь мы на время пропускаем внутри-теоретический генезис этого понятия. В «а» совмещаются операция кастрации (Эдипов комплекс), результат (субъект) и остаток ее (объекты влечения); в «а», стало быть, совмещается перформативная функция означающего – отрезание фунта плоти от тела субъекта как акт его создания, а также само обозначение этого отрезания и остатка. То есть, наша критика означающего идет от его структуры к его фигуре, также как и развивается логика лакановского психоанализа. Таким образом, можно назвать это «а» а-значающим, поскольку на уровне письма это означающее, а фонетически это а-значающее, а – как пропущенное, отрезанное, оставшееся на уровне произношения.

Итак, а-значающее акцентирует модель психоаналитической субъективности, которая жертвует языку фунтом своей плоти, что является условием вхождения в символический порядок. Одним из примеров такого а-значающего для Лакана является крайняя плоть, которая обрезается для вступления ребенка в религиозное сообщество. Обрезание – это метка означающим субъекта, а кусок отрезанной плоти – это потерянный объект желания [5, p. 397-400]. По мысли Лакана, существует два главных закона означающего – это метафора и метонимия. Они как раз уводят субъекта от объекта его желания (кастрированной части). В контексте разработки «а» эти законы затем переосмысляются психоаналитиком, поскольку в их структуру включается а-значающее: а) в структуре метафоры функция означаемого заключается в попытке означить потерянную часть, а-значающее; б) в структуре метонимии а-значающее размещается между означающими, тем самым, каждое означающее отсылает к а-значающему, а затем к другому означающему, или точнее, для каждого означающего другое означающее является а-значающим. Таким образом, а-значающее является и мостом и интервалом: без а-значающего не может быть связи субъекта с означающим, но при этом и связи и разрывы между означающими зависят от а-значающего. Одним из внутри-теоретических источников понятия «a» является понятие метонимического объекта. Об этом говорит Лакан следующим образом: «<…> в четвертом году семинара я пытался показать вам, что не существует объекта, который не был бы метонимическим, объект желания всегда является объектом желания Другого, и желание всегда является желанием Другой вещи, именно той, в чем испытывается нехватка, то есть, а, примордиально потерянный объект» ([2, p. 13]; повторяет эту мысль спустя десять лет, в [1, p. 35]). Метонимия является, наряду с метафорой, законом означающего, который утверждает последовательность, координацию означающих в символической цепи (например, 100 парусов обозначает 100 кораблей и пр.). Лакан указывает, что в метонимии скрыт тот самый объект (100 кораблей), который связан, на который указывает данное означающее. Именно этот объект является objet petit a, то есть, желанием Другого, выходящим за пределы символизации, но при этом так или иначе дающее о себе знать. Обломки метонимического объекта (вытесненного а-значающего), так или иначе, рассеяны в речи субъекта (les débris de l'objet métonymique – [2, p. 52]; sur les traces du signifiant perdu – [2, p. 42]). Лакан приводит в пример случай с забыванием имен, описанный у Фрейда: дело в том, что Фрейд забыл имя автора фрески в соборе города Орвието – Синьорелли, оно было замещено в бессознательном словами Боттичелли (только часть «елли» - наиболее известное Фрейду имя), Герцеговина (signor (итал.), herr (нем.) – господин; вместо Боснии, в которой очень подчеркнуто внимание к сексуальности) и Больтраффио (Трафуа – смерть пациента). Таким образом, означающее Синьорелли, а-значающее (метонимический объект) смерти и сексуальности, было раздроблено на несколько ассоциативных, акустических означающих, оно было замещено, скрыто, вытеснено. Также, в четвертом семинаре Лакан отмечает, что «ребенок является метонимией желания фаллоса матери» [4, p. 195]. Таким образом, субъект говорит всегда больше, чем он думает, что говорит, выражая в означающих лишь части потерянного означающего, потерянного объекта. Любой объект может стать метонимией желания субъекта, поскольку он может быть ассоциирован с потерянным объектом и стать а-значающим в речи субъекта.

Другим внутритеоретическим источником «а» является стадия зеркала. Уже лексическая форма понятия «objet petit a» отсылает к одному из понятий первых семинаров Лакана – petit a. Во втором семинаре Лакан отмечает, что petit a, маленькое а, является функцией эго (un petit a, qui est le moi – [6, p. 276]), которое образовывается в стадии зеркала: ребенок, не обладая возможностью вполне контролировать свое тело, чувствуя некоординированность и фрагментированность своих телесных ощущений, смотрит в зеркало, в котором он получает радостное, очаровывающее впечатление от целостного образа, Gestalt’a своего тела; таким образом, еще до фактического овладения своим телом, он овладевает им визуально. На стадии зеркала формируется воображаемый другой, маленький другой, petit a, подобие ребенка, выступающее в качестве объекта идентификации со стороны ребенка; Лакан пишет, что нарциссизм эго в ответе за конституцию объекта для ребенка (c'est que le moi est une forme tout à fait fondamentale pour la constitution des objets – [6, p. 285-286]); взаимозаменяемость, рефлексивность маленького другого и эго составляют существенную характеристику порядка воображаемого (c'est que le moi est une forme tout à fait fondamentale pour la constitution des objets – [6, p. 120]).

В третьем семинаре Лакан связывает стадию зеркала с функцией знания и недоразумения: у ребенка формируется позитивное, рефлексивное, замкнутое знание о мире, в котором все объекты, люди суть его собственное отражение (это служит основой для детского транзитивизма, в котором ребенок путает свои эмоции с эмоциями другого ребенка). Основой этой функции знания выступает недоразумение, ведь целостность эго является результатом визуального обмана, единство – воображаемым единством [7, p. 292; 4, p. 59]; кроме того, само это воображаемое единство является результатом желания Другого (ce petit autre qui n'est que son alter-ego, le double de lui-même, et ceci devant un Autre qui assiste au spectacle dans lequel il est lui-même spectateur – [4, p. 15]), родителя, поддерживающего ребенка перед зеркалом. Именно в стадии зеркала впервые конституируется бессознательное как желание Другого; нарциссизм является проявлением того, как желает увидеть субъекта Другой (субъект находится в воображаемом другом, в зеркальном образе, в Другом без остатка – [3, p. 317] - Ceci veut dire que par la forme i(a), mon image, ma présence dans l'Autre est sans reste), ведь характеристикой зеркального отражения является инверсия (правая сторона становится левой и пр.), которая и выдает подлинную основу, включенность в поле Другого воображаемого единства; то есть, ребенок видит не себя, а взгляд Другого. Насчет инверсии отражения Лакан шутит, что ее наконец-то можно будет четко увидеть только после атомных бомбардировок, в результате которых человеческие уши подвергнуться генетическим деформациям, что приведет к тому, что одно ухо будет слоновым, а другое – ослиным; вот тогда, отмечает Лакан, люди наконец-то увидят воочию эту инверсию благодаря очевидной асимметрии [8, p. 323].

Поэтому petit a, которое на уровне ребенка также отмечено формированием идеального эго, не является предметной характеристикой зеркального образа, но свидетельствует о желании Другого, в данном случае, матери, в ее желании создать из ребенка воображаемый фаллос, то есть, означающее ее желания (d'un Idéal du moi en tant qu'il est lui-même l'héritier d'un rapport premier du sujet non pas avec son désir, mais avec le désir de sa mère – [5, p. 121]); Лакан называет это зеркало - «зеркалом большого Другого» (miroir du grand Autre – [3, p. 317]). Таким образом, на фоне двойного недоразумения – целостного образа тела и автономности эго – скрывается его подлинная причина – взгляд Другого (о том, что «а» было разработано уже в стадии зеркала Лакан указывает в [13, p. 80]; [13, p. 336] - dans sa fonction narcissique, c'est ce qu'elle vient pour nous, à la fois, à enserrer et à cacher de cette fonction du a. Latente à l'image spéculaire, il y a la fonction du regard). То есть, субъект смотрит в зеркало – по Лакану, стадия зеркала является фактически субъективной структурой в целом – в надежде увидеть себя, но фактически на него смотрит взгляд Другого, который никогда не отражается в зеркале, не опредмечивается в нем, однако при этом определяет функционирование первичного нарциссизма стадии зеркала ([9, p. 141; 10, p. 319]). Следовательно, взгляд не находится на уровне субъекта, но функционирует в поле видимого. Субъект никогда не видит себя так, как видит его Другой (отсюда, инверсия изображения), но при этом зеркало скрывает наличие взгляда, то есть, условия для видения субъекта таковым, каким он думает, что себя видит: в картине это перспектива, в фотографии это ракурс.

1. Lacan J. D'un Autre à l'autre. Séminaire 1968–1969. Livre XVI [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 23 Mar.]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/16_AUTRE___L... 2. Lacan J. Formations inconscient. Séminaire 1956-1957. Livre V [Text] / J. Lacan. – Paris: Seuil, 1998. – 519 c. 3. Lacan J. L’angoisse. Séminaire 1962-1963. Livre X [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/10_L_ANGOISS... 4. Lacan J. La relation d’objet et les structures freudiennes. Séminaire 1956-1957. Livre IV [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/04_LA_RELATI... 5. Lacan J. Le desir et son interpretation. Séminaire 1958-1959. Livre VI [Electronic resource] / J. Lacan. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/06_DESIR_ET_... 6. Lacan J. Le moi dans la theorie de Freud et dans la technique psychanalytique. Séminaire 1954-1955. Livre II / J. Lacan. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/02_LE_MOI_54... 7. Lacan J. Le psychoses. Les structures freudiennes des psychoses. Séminaire 1955-1956. Livre III [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/03_LES_PSYCH... 8. Lacan J. Le transfert. Séminaire 1960-1961. Livre VIII [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/08_LE_TRANSF... 9. Lacan J. Les problèmes cruciaux pour la psychanalyse. Séminaire 1964-1965. Livre XII [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/12_PROBLEMES... 10. Lacan J. Les quatre concepts fondamentaux de la psychanalyse. Séminaire 1964. Livre XI [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/11_LES_4_CON... 11. Lacan J. Objet de la psychanalyse. Séminaire 1965–1966. Livre XIII [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 23 Mar.]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/13_L_OBJET_D...


Взгляд как исходный и самый «темный» из «а». Стадия зеркала и «а». Взгляд волков как ключевой пример «а». Предварительные выводы по концептуализации «а».

Лакан диалектически выводит objet petit a из стадии зеркала*, показывая, что в визуальном поле субъект встречается с пятном, то есть, с навязчивым присутствием чего-то иного в собственном изображении, чувством невидимого присутствия под постоянным надсмотром инстанции сверх-Я. Пятно указывает на то, что нечто в субъекте является объектом влечения, и сам субъект влечется визуальными объектами, которые захватывают его взгляд [1, р. 237-239]. Субъект цепляется за визуальное из-за пропажи связи между означающими; когда у субъекта нет слов, он смотрит, в надежде получить ответ. Взгляд помещается между субъектом и объектом, как потерянный объект влечения.

Ключевым примером взгляда как «а» для Лакана является взгляд волков из случая «Человека с волками» [5, p. 376-377]. Речь идет о том, что ребенок видит сон, в котором на него смотрят шестеро волков, усевшихся на дереве. Они белые и хвосты у них пушистые, они сидят неподвижно. Фрейд показывает, как пациент связывает появление волков со сказкой о «Красной шапочке», рассказах о портном, к которому через окно прыгает волк, и которому он отрезает хвост и пр. По мысли Фрейда, шесть волков, на самом деле, связаны со сказкой о «Волке и семеро козлят», белый цвет с простынями, на которых – по ранним воспоминаниям пациента занимались любовью его родители, а волки, смотрящие в окно – с кастрацией, внушающей страх ребенку, видящему этот сон. Таким образом, коитус родителей, который наблюдал ребенок, превратился в а-значающее, в смотрящих на него волков, которые выражали собой инстанцию кастрации (вместо «бесхвостых» волков – по рассказу о портном – сверхкомпенсация в форме невероятно пушистых хвостов, которые собой означают материальный остаток, «кость в горле означающего» [4, р. 319], как называет его Лакан). Взгляд формирует собой дыру символизации, невозможность выразить в форме означающих отношение полов.

Лакан утверждает, что взгляд является самым «темным», сложным из «а» [3, р. 388]. Причина его сложности следующая: взгляд менее всего заметен в качестве чего-то не принадлежащего субъекту (очевидно, что все мы смотрим; по видимости, активность на стороне субъекта), взгляд как будто бы никогда не касается поля Другого. В этом контексте Лакан утверждает, что зеркальная идентификация как раз и скрывает взгляд, скрывает кастрацию, скрывает «отрезание» взгляда от субъекта. Однако взгляд – это потерянный объект, потому что зеркальный образ формируется желанием матери, а в Эдипальной стадии первоначальная сцена ретроспективно обозначается а-значающим желания отца (страхом кастрации). Когда мы смотрим – мы видим лишь то, что задано взглядом, объектом, учреждающим картину, ракурс, перспективу нашего видения. Глядит не субъект, а объект. В этом смысле невротику необходим взгляд для поддержки фантазма о желании Другого (поэтому для него ненавистна психоаналитическая кушетка и отвернутый взгляд от психоаналитика, отвернутость от его взгляда). Так, взгляд выполняет функцию а-значающего, устанавливающего непрерывность цепи означающих, в тоже время внушающего тревогу из-за подавляющего присутствия Другого, а субъект становится объектом, пятном во взгляде Другого – как в случае с банкой, проплывающей по реке и смотрящей на Лакана.

Итак, представляется возможным сделать некоторые предварительные выводы относительно а-значающего и логически первой его формы - взгляда. Лакан отходит от двусмысленностей и бинарности структуры означающего, от всецело лингвистической интерпретации психоанализа в сторону непрерывности, синтеза операции кастрации, производства субъекта и создания материальной, телесной метки, отрезания части тела. Таким образом, речевое имеет непосредственно неречевой эффект, зависит от него, определяется им. Субъект, будучи отмеченным означающим, входит в символическое, но само отрезание и потерянная часть в результате символизации делает его существование двойственным. Указание на разрыв «а», на (символическое) отрезание части тела субъекта в поле Другого, объединяет положение о том, что субъект является жертвой языка с положением о том, что он должен пожертвовать частью своего тела.

Однако непрерывность означающего и тела в форме а-значающего воспроизводит на новом уровне проблему взаимоотношения между означающим и а-значающим: разрыв между означающими заполняется а-значающим, который является и связью, и интервалом между ними. Отрыв одного от другого в форме «а» выражается в анатомических особенностях тела человека (млекопитающее существо, опережающее развитие визуального аппарата, пластичность гортани, фаллический орган соития [2, p. 367]), сексе и смерти: об этих предметах нельзя ничего сказать, они не выражаются в языке, в бессознательном, на них наложена цензура, за всем этим стоит фигура а-значающего.

  • Объект «а» как следствие противоречий («амфиболитов») означающего; фигура а-значающего. Внутритеоретические истоки понятия: метонимический объект и стадия зеркала - http://vk.com/wall-58635914_1487

1. Lacan J. D'un Autre à l'autre. Séminaire 1968–1969. Livre XVI [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 23 Mar.]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/16_AUTRE___L... 2. Lacan J. L’angoisse. Séminaire 1962-1963. Livre X [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/10_L_ANGOISS... 3. Lacan J. Le desir et son interpretation. Séminaire 1958-1959. Livre VI [Electronic resource] / J. Lacan. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/06_DESIR_ET_... 4. Lacan J. Les quatre concepts fondamentaux de la psychanalyse. Séminaire 1964. Livre XI [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 2 May]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/11_LES_4_CON... 5. Lacan J. L'identification. Séminaire 1961–1962. Livre IX [Electronic resource] / J. Lacan. – [Cited 2015, 23 Mar.]. – Available from : http://boutinjt.free.fr/lacan/SEMINAIRES/09_L_IDENTIF...