Серто де Мишель

Материал из raumanalysis
Перейти к навигации Перейти к поиску

1-34

Мишель де Серто о тактиках пользователей пространства

Мишель де Серто утверждает, что отношение между предметом, пространством, образом и его потребителем-пользователем не является однозначным, манипулятивным, гегемоническим. Пользователь-потребитель разными путями и средствами осуществляет свои цели и интересы, создает любой объект для себя: смотря телевизор (использовать его в качестве фона для секса), идя по улице (протаптывая новые тропинки, переходя дорогу в неположенном месте, блуждая бесцельно), читая книгу (пробегая взглядом страницы, пропуская фрагменты и пр.). Во всех формах деятельности есть элемент пойесиса, творческого пересоздания, «метафоризации» объектов, переведения их значений, способов употребления на другой регистр; пользователи это бриколеры, делающие микротрансформации объектов культуры, собирающие их заново, пользователи это маргинальные творцы (кстати, и рауманализ можно считать «метафоризацией Лакана», перевода его психоаналитический редукций в регистр анализа социального пространства). Стратегия власти определяется посредством организации и устройства надлежащего, положенного места (изоляция, классификация, контейнирование), паноптического контроля (проникновение взгляда везде и всюду) и считываемости (создание понятного, универсального нарратива местности). Стратегии - это «победа пространства над временем». Тактики пользования выражаются в выстраивании индивидуальных траекторий через гомогенное пространство, у тактик нет определенного места, поскольку они состоят из хитростей, уловок, маневров (как в случае «перук» - время на работе используется для собственных целей – развлечению, дополнительному заработку и пр.; даже в использовании языка есть в то же время воздействие на язык – особенность произношения, артикуляции и пр.); в присвоении городского пространства посредством воспоминаний. Тактики это «победа времени над пространством». В тактиках «надлежащее место» власти используется для целей пользователей, без утопического упования на изменение, тактика это «искусство слабых».

Де Серто критикует теории Бурдье и Фуко за то, что они стали заложниками описываемых ими гегемонистских стратегий. Один порывался к тактикам, но все потопил в жесткой структуре габитуса, другой сделал собственную теорию паноптической, не оставив место другим, маргинальным взглядам и практикам. В противовес Серто предлагает проект гетерологий, записи других голосов, приглушенных, маргинальных, не вписанных в официальный научный, гегемонистский порядок. «Мы не должны держать людей за дураков» - вот как Серто резюмирует свою позицию, отмечая множественность и неподконтрольность (под видом подконтрольности) пойетического низового творчества [1, p. XVII, XIX, XXI, 25-26, 32, 35-37, 59-63, 108, 115-116, 117, 134, 139, 159, 176].

Итак, хотя в теории Серто не присутствуют классовый контекст и социальное пространство капитализма, но при этом высказываются положения об особенных взаимоотношениях с социальным пространством их непосредственных производителей-пользователей. Именно субъектная, деятельностная сторона, пролетарский «голос» универмага будет исследован нами далее.

1. Certeau M. The Practice of Everyday Life / M. Certeau. – University of California Press, 2002. – 232 p.